Шухомош (Шухомошь)
Цекковь Иоанна Предтечи,

посл. четв. 18 в. - 2-я пол. 19 в.


Расположена на возвышенном месте в окружении деревьев. Древнее село из­вестно с 1675 г. как вотчина кн. Г.С. Черкасского, в кон. 17 в. перешед­шая к кн. Ф.Ю. Барятинскому. Необы­чайно стройная и высокая колокольня служит эффектным вертикальным ак­центом в широком равнинном пейзаже. Церковь возведена в 1788 г. Во 2-й пол. 19 в. колокольню окружили галереей. На рубеже 19-20 вв. к северо-западу от церкви построена совсем небольшая сторожка, контрастирующая с огром­ным храмом. Стены обоих сооружений кирпичные, побеленные по кладке.
Архитектура церкви характерна для Верхнего Поволжья своим следованием традициям допетровского зодчества с использованием отдельных элементов барокко. Крутую четырехскатную кро­влю очень высокого двусветного четве­рика завершают пять чешуйчатых луко­вичных глав с перехватом, поднятых на цилиндрические барабаны (централь­ный световой). Удлиненный суженный полукруглый алтарь (как и трапезная, он намного ниже четверика) изначально завершала высокая кровля килевидного профиля. Асимметричность плану при­дают южный придел трапезной, из-за чего она значительно сильнее выдвину­та к югу, чем к северу, а также поста­новка колокольни по оси трапезной, а не по оси храма.
Над основанием колокольни - двухъ­ярусным четвериком со скругленными углами - поднимается огромный восьми­гранный столп, цельность которого под­черкнута отсутствием всяких членений. Небольшой ярус звона с арками завер­шен очень высоким шатром с четырьмя рядами слухов (нижние - сдвоенные пя­тиугольные, средние - той же формы одинарные, верхние - круглые).
В верхней части стен четверика, огра­ниченный двумя карнизами, проходят пояса в пять кокошников: над каждым из них - лежачая прямоугольная накладка. Северная и южная стены разделены лопатками на три прясла, в которых раз­мещены окна с лучковыми перемычка­ми и такими же бровками. Карнизы ал­таря и трапезной включают многоряд­ную пилу и пояс ступенчатых консолек. Пилоны галереи-аркады вокруг коло­кольни украшены ширинками; замко­вые камни в плоских полукруглых архи­вольтах арок упираются в многоярус­ный фриз с мелкими дентикулами. У се­веро-западного угла трапезной устроена внутристенная лестница (вход снаружи).
Четверик перекрыт сомкнутым сво­дом со световым кольцом; алтарь - коробовым, переходящим в конху; трапез­ная и придел, разделенные столбом-пи­лоном и переброшенными на него арка­ми, - полулотковыми сводами. Изображение иконостаса на восточ­ной стене, выполненное клеевыми красками - оригинальное произведение русского монументально­го искусств;) (в нижней части стены жи­вопись утрачена). Живописные имита­ции иконостасов на восточных стенах встречающиеся в 17 - нач. 18 в. не име­ли широкого распространения, для кон. 18 в. подобная роспись выглядит тем бо­лее архаично. В отличие от рисованных иконостасов в Ростове в 17 в., здесь на­писаны не только иконы, но и архитек­турная основа. Святые на этих «иконах» выполнены в духе древнерусской живо­писи 17 в., формы завершения иконоста­са - классицистические.
Роспись представляет три верхних яруса иконостаса: пророческий, праотеческий и необычный по своему содержа­нию третий - здесь представлены свя­тые князья и воины. Нетрадиционны и средние иконы на всех ярусах: «Сошест­вие во ад» в пророческом. «Воскресе­ние» в праотеческом и «Саваоф» в «кня­жеском». Ярусы разделяются гризайльными карнизами: между сюжетными композициями, парными и одиночными (крайние оси) изображениями святых написаны золоченые резные колонки, эффектно выделяющиеся на фоне икон в зеленоватых тонах. Наиболее ориги­нальна часть росписи на восточном лот­ке свода. Над иконостасом в центре на­писан ступенчатый аттик, на фоне кото­рого, в полуциркульной раме, - «Тайная вечеря», а в завершении - крупное изо­бражение Распятия с предстоящими Бо­гоматерью и Иоанном Богословом. Эту группу фланкируют четыре медальона с композициями страстного цикла: оваль­ные на аттике и расположенные рядом круглые на постаментах. Медальоны изящно обрамлены ветками лавра и лентами. По их сторонам - гризайльные церковные атрибуты. Целостному вос­приятию росписи мешают деревянные балки, оставшиеся от позднейшего ико­ностаса.
Стенопись клеевыми красками на ос­тальных стенах, на своде и в алтаре ха­рактерна для сер. 19 в.. В композициях здесь уже ощутима позднеакадемическая манера письма, в декоративном ор­наменте на западной стене прослежива­ются слабые отголоски барокко. Утра­чена почти вся живопись свода и нижней части западной стены. В верхней части восточного лотка написан Саваоф, на других - архангелы. На боковых стенах росписи расположены в три яруса. Меж­ду окнами второго света - крупные изо­бражения евангелистов: под окнами в фигурных обрамлениях выполнены евангельские сюжеты и небольшие ком­позиции из жития Иоанна Предтечи, от­вечающие названию храма. Наиболь­ший интерес представляют композиции нижнего яруса (между окнами первого света), где изображены гризайльные библейские и евангельские атрибуты. На западной стене в два яруса располо­жены евангельские сцены. В апсиде в конхе «Новозаветная Троица», на запад­ной стене - «Тайная вечеря».
Сторожка - квадратная в плане при­земистая постройка, характерная для утилитарных сооружений в кирпичном стиле. Огибающие широкие лопатки на углах фасадов плавно сливаются с фри­зом, на который наложены широкие ступенчатые консоли. Такая трактовка превращает поле стены в большую ле­жачую филенку. Простейшие рамочные наличники проемов с лучковыми пере­мычками напоминают барочные. Вход на северном фасаде ведет в единствен­ное помещение.

В пяти километрах от Фурманова, на речке Шухомке (приток Шачи), стоит старинное село Шухомошь. Трудно сказать, когда оно возникло. Во всяком случае, здесь жили люди еще в бронзовом веке: к северо-востоку от села, на склоне большого холма обнаружено древнее захоронение эпохи бронзы — скелет сидящего человека, три глиняных сосуда, вложенных один в другой, и два каменных шлифо­ванных боевых топора (второе тысячелетие до н. э.)»,
Первое письменное свидетельство о Шухомоши отно­сится к 1453 году — село упомянуто в духовном завещании О. Д. Акинфова. В 1538 году Шухомошь названа в грамоте великого князя всея Руси Василия Ивановича. По государ­ственной жалованной грамоте 1624 года село на реке Шухомке отказано боярину Алексею Зюзину «за Москов­ское царя Васильеве сиденья изъ его стараго поместья... а в селе на госуд. земле ц-вь Николы чуд. древяна вверх-ь, да ц-вь Иванна Предтечи древяна клетцки, а въ ц-ви об­разы и книги и ризы и колокола и всякое церк. строенье вотчинниково...». Как следует из записи 1645 года, Предтеченская церковь была довольно редким для деревянно­го зодчества храмом - с тремя главами и «колокольницей в два колокола».
В 1675 году Шухомошь (как и Середа-Упино) принадле­жала князю Григорию Сунгалевичу Черкасскому, а в конце века была вместе с Середой отказана князю Федору Юрье­вичу Барятинскому.
Сейчас главная достопримечательность Шухомоши, ставшей совсем небольшим селом в одну сбегающую к речке улицу, — громада каменной Предтеченской церкви, построенной в 1788 году.
Церковь стоит лицом к Шухомке на высоком откосе, пересеченном оврагами, окаймленными старыми деревья­ми. По своим формам, силуэту, размерам и обшей компози­ции она, как и Николаевский собор в Приволжске, несколько напоминает палехскую Крестовоздвиженскую церковь (1693).
Особенно хороша устремленная ввысь отдельно стоящая колокольня с крошечной луковкой на шатре. Колокольня эта даже выше и изящнее палехской. Шатер ее имеет четыре ряда «слухов», тогда как в палехской их только три. но декор несколько суше и скромнее. Красота шухомошской колокольни - в ее запоминающемся силуэте, дина­мичных пропорциях, в гармоничности ее общего решения. В XIX веке колокольня была окружена арочной галереей - чрезвычайно редкий случай в церковной архитектуре, а в здешнем крае единственный.
Очень высокий, монументальный двусветный четверик храма увенчан, пожалуй, слишком легким для него пятиглавием. Характерные для XVIII столетия ложные, дале­ко отстоящие друг от друга тонкие барабаны боковых главок и барочные обрамления окон сочетаются здесь с декором, свойственным постройкам XVII века: плоскими лопатками и широкой межъярусной тягой, опоясывающей все здание, включая апсиду, где этот пояс переходит в карниз.
Не исключено, что храм действительно строили палех­ские мастера. Возможно, что палешанам принадлежит и часть его росписи. Тем больше оснований для бережного отношения к этому удивительному сооружению. Исчезни храм — и пейзаж осиротеет, потеряет одухотворенность, а вместе с тем уйдет в небытие еще один образец прекрасной настенной живописи.
Сейчас внутри церкви, хотя она лишена дверей и стекол, роспись еще цела. Она повсюду - на стенах и сводах, в барабанах глав, на косяках и подоконниках. Краски словно нарочно приглушены живописцем. Общий тон их зелено­вато-голубой и охристый с бирюзовыми и пурпурными вспышками.
Мастера, поновляющие старую живопись, хотя и вно­сили что-то «от себя», но проявили достаточно вкуса и такта и не нарушили замысла своих предшественников.
Сохранился также редкий для этих мест иконостас, написанный средствами монументальной живописи на вос­точной стене настоящей церкви в конце XVIII века. Другие части храма были расписаны в первой половине XIX века.
Как известно, настенные иконостасы впервые появились в XVII веке в ростовских церквах по повелению тогдаш­него митрополита ростовского Ионы Сысоевича. До этого все церкви не Руси украшались ярусным иконостасом, состоящим из написанных на досках икон, которые встав­лялись в раскрашенное или резное деревянное тябло. Развитая форма такого иконостаса окончательно сложи­лась к началу XV века в Москве в кругу Феофана Грека и Андрея Рублева. Ей свойственна строго иерархическая система расположения икон: внизу «местные» иконы, над ними «деисусный чин», еще выше «праздники», затем «пророки». Эту структуру повторяли иконостасы, написан­ные непосредственно на стене.
Закономерно предположить, что автором Шухомошского иконостаса был ростовский мастер, внесший в его компози­цию весьма своеобразные черты, обусловленные прежде всего необычно большой для сельского храма высотой Предтеченской церкви. Традиционный состав иконостаса дополнен здесь сверху еще двумя рядами. Венчающий ряд (навершие) включает сюжеты, обычно располагавшиеся на стенах алтаря или в праздничном ряду иконостаса. Это «Распятие», «Снятие с креста», «Несение креста», «Тайная вечеря», «Моление о чаше», «Положение во гроб». Не тра­диционно и содержание другого дополнительного яруса, расположенного под первым; в центре «Троица» (типа Отечества), а по сторонам — святые князья и святые воины.
Написанные золотом прямо на стене, типичные для XVII века разделительные колонки всех трех дошедших до нас ярусов Шухомошского иконостаса сверкают на фоне 121 глухой празелени икон. Традициям второй половины XVII века следуют также стилистика росписей, техника исполнения ликов, одеяний, начертания надписей. Очевид­но, мастера копировали известные более ранние под­линники.
Время плохо сохранило первоначальный колорит живо­писи. Можно предположить, что он тоже был близок к радостным краскам росписей второй половины XVII века. Теперь тона глуховаты, однако различимы оттенки основ­ных цветов — преимущественно розового, переходящего в вишневый, охры, зеленого и в меньшей степени синего.
Отзвуки московского барокко дают себя знать в харак­тере обрамления картин навершия, напоминающем картуши и люкарны, в острых ракурсах фигур, в изобилии их профильных разворотов.
Привлекает внимание высокое мастерство исполнения росписей - яичная темпера нанесена на очень тонкий известковый сухой грунт, прочно соединенный с насечен­ной кладкой.
Узкая каменная лестница в толще стены выводит из храма на площадку, откуда открывается великолепная панорама полей и дальних деревень. Вот он русский про­стор, русское раздолье, о котором сложено столько песен! Ради одного этого вида стоит побывать в Шухомоши. Предтеченская церковь, безусловно, заслуживает того, чтобы стать объектом круглогодичных экскурсий жите­лей Фурманова и отдыхающих в «Игнатовском».